Общественно-политическая газета тосненского района
Сегодня:
16+
Свежий номер: № 52 (15120)

Землю спасая, смерть презирая, шел вперед солдат

Землю спасая, смерть презирая, шел вперед солдат

Житель поселка Рябово Алексей Николаевич Евграфов поделился своими воспоминаниями военных лет: с поразительной точностью воспроизводит он важнейшие вехи, через которые пришлось пройти за те четыре страшных года. Мы продолжаем публиковать рассказ ветерана, записанный его дочерью – Валентиной Алексеевной Евграфовой. 

Предыдущие материалы были опубликованы в номерах 32 и 35 за 2017 год и в № 13 за 2018 год.

Вперед, на Берлин!

1-й Белорусский действовал активно, продвигался быстро. Жуков все время подгонял свой фронт: "Как можно быстрее добраться до Одера! Не дать немцам организовать сопротивление. Форсировать Одер и занять плацдарм малыми потерями". Тылы не успевали подвезти горючее – приказал сливать прямо в танки и машины, идущие в ударных группировка. И только вперед! Не останавливаться!

Оставшиеся без горючего искали трофейное или ждали, когда подвезут. Заправлялись – и вперед. Мы, не останавливаясь, двигались дальше. Наши войска форсировали Одер и заняли плацдарм севернее Франкфурта-на-Одере. Двигались так быстро, что в нашем тылу оказалась группировка окруженных подразделений немецкой армии, создалась чрезвычайная обстановка. 1-й Прибалтийский фронт немного отстал от 1-го Белорусского, его крайний фланг был открыт. Немцы организовали танковую группировку, чтобы ударить в тыл 1 Белорусского. Были приняты срочные меры: на фланги выдвинута противотанковая артиллерия.

Бригаде приказ: собственным ходом добираться до Одера. Добрались без потерь. Переезжали Одер по понтонному мосту. Река широкая, все были в напряжении. Но все прошло благополучно. Ночью начальник разведки определил всем батареям огневые позиции за траншеями пехоты. Моей 1-й батарее выпало прикрывать дорогу, идущую к переправе.

Ночью "запели" огневые позиции. Наша дальняя бомбардировочная авиация бомбила тылы немцев. Утром, когда было еще темно, по всему участку фронта включили прожекторы, чтобы ослепить немецкие войска. Артподготовку открыли реактивные минометы ("катюши"), затем подключилась артиллерия всех калибров с плацдарма из-за Одера.

У немцев все горело, но они организовались. Когда наши войска, атаковав противника, заняли их укрепрайон, мне было приказано продвинуться вперед и прикрывать наступающие войска. По нашей позиции, где только что стояли, ударил шестиствольный миномет, мины рвались там, где стояли орудия. Опоздай мы на минуту, не знаю, что осталось бы от батареи. Счастливчики!

Как и 1-й Белорусский фронт, танковая армия 1-го Украинского, уничтожая противника, быстро продвигалась на Берлин, оставляя недобитые немецкие части в своем тылу. Местность лесистая, сложная. Добивали их вторые эшелоны, мы все время находились на колесах, перестраивались на разные участки, где появлялись немецкие танки. И так до самого Берлина.

Наконец, остановились в его пригороде. Наша миссия – контролировать дороги, чтобы противник не мог ни войти в город, ни выйти из него. Немцы отчаянно пытались, но мы были начеку. 2 мая, ночью, всех командиров вызвали в штаб полка, расположившийся в лесу. В палатках столы были накрыты, на них – вино и закуска. Командир полка объявил: "Берлин взят! Немцы капитулировали! Конец войне!"

От физического и психического напряжения последних дней нервы у всех были на пределе. Мы не сразу очухались. Неужели конец войне?! В лесу поднялась стрельба, в небо полетели осветительные ракеты разных цветов. Это был салют окончанию войны. Салют Победы.

Через несколько дней стали готовиться к Параду Победы союзных войск. Мне, к сожалению, быть нам не пришлось. Командир полка приказал на время его отсутствия быть дежурным по полку. Было обидно, но приказ есть приказ. О параде рассказывали его участники: союзники выглядели более эффектно по сравнению с нами, потрепанными в последних сражениях. Но мы особенно не переживали по этому поводу. Лучше быть, чем казаться.

Домой

Ветераны полка ждали присвоения очередных званий, не торопились. А командиры взводов, орудий, в основном, молодежь после средней школы, написали рапорты. Я тоже подал рапорт. Отпускать из армии меня не хотели, отпправили в отпуск.

В родные края приехал в конце марта 1946 года. В воскресенье в клубе были танцы: какая удача! Я рассчитывал встретиться со своими друзьями. Но из наших деревенских здесь были я да баянист… В клубе стояла большая скамья для женщин, которые приходили посмотреть на молодежь, и в этот вечер было много матерей. Я подошел, поздоровался, и началось: "Твой дружочек, мой сыночек, уже не придет…" И так почти каждая – и в слезы. Так стало нехорошо на сердце – больше не увижу друзей моего детства. Ушел домой, чтобы успокоиться.

В отпуске пробыл больше месяца, в апреле женился, в часть приехал 9 мая. Не хотели меня отпускать со службы, но в конце октября 1946-го все же демобилизовали, мы с женой вернулись на Родину. Перед отъездом командир вызвал человек 20, сказал, что жалко нас отпускать, но и держать права не имеет: "Вы свое дело сделали на войне. Счастливого пути и успехов на новом месте!"

 

Вернуться к списку новостей
Вверх