Общественно-политическая газета тосненского района
Сегодня:
16+
Свежий номер: № 70 (15138)

Войной опаленное детство

Войной опаленное детство

Многое из той жизни за колючей проволокой бывшие малолетние узники знают только по рассказам своих мам, старших братьев и сестер. Но некоторые моменты остались в их воспоминаниях. Они помогут понять и сохранить историческую правду тех горьких лет. Своими воспоминаниями опаленного войной детства делится жительница г. Никольское Ольга Ивановна Кузьмина.

До войны наша семья жила в деревне Большое Гертово (ж/д станция Саблино) на правом берегу реки Тосны. В деревне было 40 домов, начальная школа, гончарная фабрика. Наша семья состояла из четырех человек: отец Иван Федорович Мочалин, мать Лидия Евграфовна Мочалина, моя сестра Валя (1932 г. р.) и я, Ольга (1937 г. р.) Перед войной Валя окончила 1-й класс, ей было 9 лет, а мне 4 года. Отец работал в Колпине на Ижорском заводе электросварщиком, а мама – на гончарной фабрике.

В финскую войну отец был призван в ряды Красной Армии. Когда началась Великая Отечественная, то ему дали бронь, т. к. у него был высокий разряд сварщика. Мама в начале войны участвовала в строительстве Лужского рубежа обороны, рыла противотанковые рвы. В конце августа 1941 года отец приехал с ночной смены домой и больше не смог попасть на завод, т. к. в Саблине уже были немцы. Мы вместе со всеми жителями деревни пошли прятаться от них в лес. Три дня сидели там. Лил сильный дождь, костры не разжигали, боялись, что немцы нас обнаружат и будут стрелять. Послали на разведку человека, чтобы он узнал, как там в деревне. Немцы ему сказали, чтобы все жители возвращались домой, а то их расстреляют как партизан. И все вернулись в свои дома. Немцы стали хозяйничать – отбирали у населения продовольствие и скот. Все магазины были разграблены.

Есть было нечего, и мы, дети, бегали в поле собирать колоски овса. Сосед дядя Вася сделал жернова, мы колоски мололи и варили кисель. Когда выпал снег, то мы стали собирать очистки от картошки, которые выбрасывали немцы, и пекли лепешки. Мама ходила за солью на кожевенный завод – это за 18 км. Из нашей деревни три старика пошли туда же и не вернулись – немцы их убили, посчитав за партизан.

1 сентября моя сестра Валя со всеми учениками пошла в школу. Пришел немец, что-то сообщил учительнице, и она сказала ребятам: "Дети, берите тетради и книги и больше в школу не приходите".

В центре Саблина на Советском проспекте немцы построили виселицы. Забирали всех коммунистов, комсомольцев и партизан, вешали и расстреливали... Из нашей деревни убили семью школьных учителей. Наша соседка, тетя Тася, собрала все свое золотишко и отдала старосте, чтобы он не выдал ее мужа, так как тот был коммунистом.

Потом немцы заняли наши дома, а всем жителям приказали поселиться в четырех домах на окраине деревни. У немцев была раненая лошадь, она почти умирала, тогда они ее застрелили и отдали деревенским жителям. Нам достался кусочек конины.

Настал страшный голод, фронт был совсем близко. И родители решили поехать в Новгородскую область. Погрузили вещи на санки и пошли. Меня посадили на санки, а Валя шла пешком. Шли по Новгородской области и меняли вещи на еду. Мы были беженцами, а всех беженцев немцы тогда отправляли в Германию в товарных вагонах. Вначале нас привезли в Польшу в лагерь между польским городом Граево и немецким городом Проскин. В этом лагере было очень много наших военнопленных. Они умирали от голода. Лагерь был обнесен колючей проволокой, его охраняли часовые. Спали мы на нарах. В лагере с нами были семьи наших земляков – Ильичевых, Мошняковых и Провоторовых. Кормили нас баландой из мороженой брюквы. Мы с Валей постоянно просили у мамы есть, она как-то сумела выбраться из лагеря и пошла в польскую деревню просить милостыню. Мы очень боялись, что ее могут убить. Когда она возвращалась, часовой ее заметил, обругал и ударил по лицу. Но она все же принесла немного хлеба и картошки.

В этом лагере мы прожили три месяца. Затем всех беженцев свезли в город Йоханнесбург. Приехал немецкий помещик, забрал нашу семью и повез в свое имение. Приехали мы ночью, заночевали в кладовке на соломе, а утром хозяин разбудил родителей коров доить. Отца заставил ухаживать за коровами и быком, маму отправил на сельхозработы, а сестру – пасти коров и копать картошку. Работали без выходных. Нашего помещика Рихарда Григо все звали "пан", он был самый богатый в деревне. У пана было три дочери – Эдит, Хельчин, Хельга – и сын Вернер. Мы жили отдельно от хозяев, на другом конце деревни. Вместе с нами в доме жили другие работники. С мамой на сельхозработах работали французы, они хорошо и уважительно к ней относились. Мама хорошо пела, знала много песен, когда пела "Интернационал", они ей подпевали. Иногда мама работала с хозяйским сыном Вернером, он все старался маму обидеть и один раз проколол маме ладонь вилами. Она пожаловалась пану, и больше он ее не обижал. У пана была мать – Ума. В семье она была главная, контролировала всех работников и часто ругала. Все ее боялись.

Вначале, как мы приехали, я часто оставалась дома одна – все уходили на работу. Позже подружилась с хозяйской дочерью Хельгой. Мы были примерно одного возраста, и я быстро выучила немецкий язык. Мы вместе ходили в гости к французам, они все жили в одном доме. Пан не имел права их бить. Из Франции им присылали посылки, они угощали меня шоколадом. Однажды жена пана приехала из города и привезла яблоки. Хельга взяла яблоко себе и мне, а Ума увидела, отобрала у меня яблоко и отрезала то место, где я успела укусить.

К нам иногда заходили пообщаться такие, как мы, пленные. Одна из женщин, украинка, работала у другого пана и часто приходила в слезах – он ее бил. Наш пан своих работников не трогал. На него работали русские, украинцы, поляки, французы и немцы. Валю часто обижали немецкие дети и подростки. Кричали "русица" и кидались камнями. У отца и матери на одежде на груди были надписи "OST". Немцы отдавали нам свою старую одежду, всю штопанную-перештопанную. Несколько раз привозили одежду евреев, которых сжигали. Рядом с деревней за колючей проволокой находились наши военнопленные. Когда мы проходили мимо, они просили есть. Мама попросила у хозяйки хоть что-нибудь, хозяйка насыпала мешочек гороха, и Валя относила им.

С соседскими детьми, которые жили с нами в одном доме, мы часто ссорились и дрались. Как-то Валя с ними разодралась и закричала мне: "Леля, беги скорей домой". Мы закрыли дверь, а они стучали по двери и кричали: "Коммуниста, большевика!" А мы и не знали, что это такое. Немцы нам всегда говорили, что "Ленинград капут". А мама часто пела песню "Любимый город" и плакала…

В начале, как мы приехали, мама пошла и наломала березовый веник, чтобы подметать пол. Узнал пан и стал маму ругать: "Я березы сажал, поливал, а ты их обломала". Мама ему сказала: "Пан, я не знала, что вы сажали, я думала, как у нас в России, березы сами растут".

В немецкой армии служил один русский предатель. Он узнал, что мы русские, и стал к нам заходить. Мама спросила, как его зовут, он ответил: "Вилли". Мама спросила: "А как по-русски?" Он ответил, что он инженер из Днепропетровска, а имя не сказал.

В начале войны, когда наши самолеты летали бомбить Берлин, немцы очень боялись и говорили: "Иван летит". Закрывали вечером окна черной тканью и всегда проверяли, нет ли у нас в окне щели. Иногда приходила комиссия нас проверять.

В деревню стали приходить похоронки... Все больше немцев погибало под Сталинградом. Приехал солдат без руки.

Мы жили в восточной Пруссии, в трех километрах от польской границы. Деревня называлась Войнен. Полячка Зося убежала от нас в Польшу. Мы боялись, что ее поймают, но все обошлось. Она часто пела нам частушки про Гитлера: "Еще Польска не згинела, еще Бог над нами, еще Гитлер будет висеть до гури ногами, еще Польска не згинела, еще кур есть в гарку, еще мы его разделим каждому по ковалку".

Когда зимой 1945 года наши войска стали быстро наступать, пан с семьей поехал сдаваться американцам. Они очень боялись русских. Отца заставили гнать за ними скот, а маму ехать сзади на телеге. Мы с Валей лежали на телеге и смотрели, как с одной и с другой стороны летели огненные поленья – снаряды. Немцы отступали.

Продолжение следует 

Чтобы узнавать новости быстрее остальных, подписывайтесь на рассылку сайта. Также вступайте в нашу группу ВКонтакте.

Вернуться к списку новостей
Вверх