Общественно-политическая газета тосненского района
Сегодня:
16+
Свежий номер: № 27 (15194)

Будни и праздники Саблинской женской

Будни и праздники Саблинской женской

Подъём в 6 утра и работа на выбор, двенадцать дней отпуска и спортзал в египетском стиле, расписные стены и кружки по интересам.

Корреспонденты «Тосненского вестника» побывали в исправительной колонии № 2, что в посёлке Ульяновка.

 

Больше фотографий ищите в фотогалерее.

 

В марте друг с другом соседствуют две даты. 8 марта страна празднует Международный женский день, 12 марта профессиональный праздник отмечают сотрудники уголовно-исправительной системы. Два отличнейших повода побывать в женской исправительной колонии № 2, что находится в Ульяновке.

Все мы смотрим фильмы и телепередачи, читаем газеты, а потому примерное представление о жизни в неволе имеем. Совпадают ли наши представления с реальностью? Как на самом деле живут заключённые? Чем занимаются на зоне в свободное время?

Попасть на территорию ИК не так-то просто. Первым делом вместе с сопровождающим мы отправились в небольшую комнатку, через которую должен пройти каждый желающий оказаться за забором.

Здесь переписывают паспортные данные родственников и выписывают им пропуска. Ту же процедуру прошли и мы.

Дальше – больше. На КПП, а это узкий коридор с низким потолком, ограниченный двумя мощными дверями – снова проходим паспортный контроль, сдаём мобильные телефоны и проходим рамку металлоискателя.

Первое, что бросается в глаза на территории – красное четырёхэтажное здание. Это одно из общежитий, где живут женщины-осуждённые. На удивление, на окнах нет решёток.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Это один из мифов, что в колонии на окнах должны быть решётки, – с улыбкой говорит начальник колонии Александр Рулёв, когда мы, наконец, попадаем в его кабинет. – Решётки в изоляторах, а у нас даже небольшие форточки открываются, так что при желании можно спокойно проветрить помещение. Наверное, несведущего человека это шокирует. У меня такое было в первые дни работы в исправительной системе. Я очень удивлялся, что в колонии заключённые не сидят по камерам, а спокойно ходят по всей территории.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наркотики и убийства

Сегодня ИК-2 – это единственная женская колония на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Сидят здесь женщины, в основном, осуждённые в первый раз. Буквально недавно в колонию стали попадать и так называемые второходы, но их не так много – 15 человек из 615 осуждённых. Рассчитана ИК-2 на 930 человек.

- На тот момент, когда я сюда пришёл, в колонии было 750 осуждённых. Почти за полтора года это количество уменьшилось на 150 человек, – рассказывает Александр Александрович. – Почему так происходит? Гуманизация. Суды стараются не лишать свободы женщин, не ломать им судьбы. Многие получают условные сроки.

Больше всего осуждённых здесь по статье 228. Это незаконное приобретение, хранение, перевозка, переработка наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов. Больше половины осуждённых находятся в саблинской колонии именно за такие преступления.

Человек 90 сидят за убийство, ещё примерно столько же за нанесение тяжких телесных повреждений. Убивают и калечат женщины, в основном, своих мужчин – мужей и сожителей. Причём, в большинстве случаев преступления происходят в состоянии аффекта. Долгое время мужчина нагнетает обстановку – пьёт, бьёт, унижает. В какой-то момент женщина не выдерживает и… хватается за нож, например.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Я работал в мужских колониях, теперь возглавляю женскую. Скажу, что работать здесь комфортнее, что ли, – признаётся Александр Рулёв. – Женщины более спокойные и уравновешенные. Понятно, что и у них случаются конфликты и нарушения, но это совершенно иные конфликты и нарушения, чем у мужчин. Я когда пришёл из мужского подразделения, читая документы о правонарушениях, честно говоря, смеялся.

Многих, признаётся Александр Александрович, откровенно жалко. Это те, у кого на воле остались дети, те, кто действительно раскаялся в преступлении.

- Порой бывают случаи, когда кино снимать можно, – говорит начальник колонии. – У нас сидит женщина. В компании она участвовала в убийстве, призналась в нём, раскаялась. Суд дал ей 12 лет, 10 она отсидела и теперь рассчитывает на условно-досрочное освобождение. Осложняется всё тем, что на воле у девушки осталась маленькая, чуть больше годика, дочка. Всё это время воспитывает ребёнка родственница нашей героини. Та женщина своих детей иметь не может и расставаться с ребёнком не хочет. Да и девочка считает мамой именно её. Настоящая же мать, понятное дело, хочет вернуть ребёнка. Непростая ситуация.

Бывает и по-другому, и осуждённых совершенно не жалко. Когда мать забывает ребёнка на балконе и тот замерзает насмерть. Или когда вместе с сожителем растлевает собственную дочь, снимая это на видео и фотографируя.

В древнеегипетском стиле

И те, кого жалко, и те, которых не жалко – все живут в исправительной колонии примерно в одинаковых условиях. Небольшую экскурсию специально для нас провела заместитель начальника по кадровой и воспитательной работе Оксана Горшкова.

Женщины живут в общежитиях. В одном из них находится один отряд – хозяйственной обслуги, в другом – том самом четырёхэтажном – ещё восемь.

На этажах спальные помещения с двухъярусными кроватями, комнаты приёма пищи, где есть холодильник и микроволновка и комнаты отдыха с книгами и телевизором.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Что сразу бросается в глаза – расписные стены. Горы, деревья, реки – всё это нарисовано руками осуждённых.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В конце коридора несколько стационарных телефонов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К слову, не лишённые творческого начала осуждённые, приложили руку и к созданию вот такой красоты в коридоре административного здания колонии:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На первом этаже общежития находится отряд с облегчёнными условиями содержания. Здесь даже телевизоры в каждой комнате. Плюс к этому одноярусные кровати. А самое главное, возможность иметь больше свиданий и получать больше передач.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Попасть сюда могут те осуждённые, которые соблюдают распорядок дня, не нарушают режим содержания, работают, участвуют в самодеятельности.

- Каждый праздник у нас – это обязательные концерты, – говорит Оксана Горшкова. – Девушки сами готовят выступления на Новый год, 8 марта, 9 Мая. Есть у нас своя фото-видеостудия. Постоянно работают кружки и творческие мастерские. Женщины делают кукол, пишут картины, изготавливают карнавальные маски. Свои работы они могут передать родным и близким. У многих на свободе остались дети и внуки. Это отличная возможность сделать хороший подарок.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Есть на территории колонии свой спортзал. Он небольшой, однако же здесь есть беговая дорожка и велотренажёр, обручи и гантели. Но самое главное не это. Зал оформлен в древнеегипетском стиле, занятия проходят под музыку, а на стене висит телевизор.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На территории работает церковь, где любой желающий может исповедоваться и причаститься.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Каждому работающему раз в год положен 12-дневный отпуск. Проводят его женщины прямо в колонии – в центре отпусков.

В спальнях здесь деревянные кровати, картины, рисунки и лепнина на стенах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Есть кухня, где можно готовить еду, уютная комната отдыха с книгами и цветами и даже аквариум с акулами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подъём не в 6 утра, как обычно, а в 7.30.

Основа для новой жизни

Вообще же, режим дня в учреждении примерно одинаков каждый день. Подъём в 6 утра, зарядка завтрак, работа, свободное время, отбой в 22 часа.

Все осуждённые, если нет противопоказаний, должны работать. В колонии три производства. Основное – швейная фабрика.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Женщины шьют здесь форму для сотрудников МВД, МЧС и Министерства обороны, для осуждённых других тюрем и колоний и для себя, шьют рабочую одежду, куртки и так далее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Работает здесь и два коммерческих производства, когда предприниматели арендуют помещения, завозят оборудование и предоставляют осуждённым работу.

В исправительной колонии можно не только работать, но и учиться. Здесь есть школа, находится профессионально-техническое училище.

- Это важно, – говорит под конец нашего разговора Александр Рулёв. – Многие попадают к нам с тремя классами образования, некоторые не умеют читать и писать. Ну а в училище можно получить вполне достойную профессию – швеи или маляра-штукатура. Всё это вместе – и работа, и учёба, и художественная самодеятельность – хорошая основа для переосмысления своих поступков и для начала новой жизни.

 

Вернуться к списку новостей
Вверх