Общественно-политическая газета тосненского района
Сегодня:
16+
Свежий номер: № 57 (15224)

В Тосненском районе нашли массовое захоронение советских военнопленных

В Тосненском районе нашли массовое захоронение советских военнопленных

За две недели поисковики и военные подняли останки более пятидесяти бойцов Красной Армии, которые погибли в немецком плену от ран, холода и голода. Умерших и расстрелянных военнопленных один на другого складывали в огромную яму и закапывали. И так два года.

Больше ФОТО ищите в фотогалерее.

Небольшой пересылочный

На месте страшной находки с 16 апреля работает 90 отдельный специальный поисковый батальон Западного военного округа. С сегодняшнего дня, 27 апреля, на раскоп полноценной экспедицией встали бойцы поискового отряда «Ягуар» из деревни Нурма. Массовое захоронение советских военнопленных в деревне Староселье Шапкинского поселения обнаружили именно они.

О том, что где-то в этой местности находится братская могила, поисковики знали давно. Здесь, в районе хорошо известного тосненцам родника, в годы Великой Отечественной войны находился нацистский концлагерь. В подавляющем большинстве в нём содержались попавшие в плен бойцы, в меньшей степени – гражданские лица.

- Скорее всего, это был небольшой пересылочный лагерь, который находился в двухэтажном бараке, – рассказал «Тосненскому вестнику» командир отряда «Ягуар» Андрей Журавлёв. – Советские военнопленные поступали сюда непосредственно с передовой. Немцы допрашивали солдат, переписывали их данные, проводили с ними определённые первичные мероприятия. И уже после решали, куда переправлять дальше. Предположительно, лагерь начал функционировать в сентябре – октябре 1941 года. И продолжал свою страшную работу до конца 1943 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Понятно, что за столь долгий срок в лагере умирали люди: от ран, голода, холода, издевательств. Их надо было где-то хоронить и, скорее всего, где-то неподалёку. Плюс к этому со слов жителя деревни Староселье Николая Петровича Забойкина, которого, к сожалению, уже нет с нами, поисковики знали примерное место захоронения.

«Милосердие» немцев

Об этом чуть позже, а сейчас нужно объяснить, почему в словах командира отряда так много «скорее всего» и «предположительно»? Ответ достаточно прост: слишком уж мало информации существует об этом лагере, а стопроцентно достоверной и того меньше.

До сих пор мы точно не знаем даже номера концлагеря, не знаем, сколько человек прошло через него, сколько людей так и не вышли из этих застенков.

- А вот в каких условиях содержались узники, мы сказать можем. Причём со слов очевидцев тех событий, – говорит местный краевед Татьяна Киселёва. – В первый месяц заключённые находились на открытом пространстве: немцы попросту огородили кусок земли колючей проволокой. После руками пленных был построен деревянный барак. Люди работали – пилили лес, строили лежнёвки – дороги и брёвен. Кормили пленных скудно. Местные жители вспоминают, что на территории лагеря не было травы, а на деревьях коры – съедали всё. Обессиленных, тех, кто не мог работать немцы особо не жалели – либо добивали, либо просто оставляли умирать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Об отношении оккупантов к советским солдатам говорит история красноармейца Хабарова. Этот мужчина, отец семейства, до войны жил в Староселье, отсюда его призывали в армию. Он был взят в плен и по стечению обстоятельств попал в концлагерь в родной деревушке.

Жену на свидание к нему не пускали, правда, сделали исключение для детей. Спустя время мужчина серьёзно заболел и был при смерти. Супруга со слезами на глазах умоляла немцев отпустить мужа, но те категорически отказали.

Зато проявили «милосердие» в другом: когда мужчина умер, выдали жене тело и разрешили похоронить его самостоятельно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Краеведу Татьяне Киселёвой известен ещё один случай, когда в концлагере содержался местный житель.

- Правда, историю эту я узнала только после смерти Василия Васильевича Комолова, – говорит Татьяна Фёдоровна. – Он предпочитал молчать о том, что побывал здесь. Да, собственно, как и многие, кто прошёл плен и лагеря. Тогда к таким людям относились не самым лучшим образом.

Чутьё не подвело

Однако вернёмся к нынешней работе военных и поисковиков. Первые попытки найти это место для бойцов из «Ягуара» оказались безрезультатными. Лишь летом 2017 года, в рамках организованного для молодого пополнения отряда «Ягуар» похода на Юрсельское озеро, удалось найти то место.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В один из дней вахты опытные поисковики отряда отправились на разведку в район родника. Работали они практически весь день, с помощью щупов исследуя метр за метром старосельской земли. Работать с миноискателями здесь было бессмысленно, потому как вряд ли немцы закапывали вместе с погибшими их личные вещи. Кости можно было найти только методично пробивая землю щупом.

Долгое время такая кропотливая работа не давала никаких результатов. Под вечер, когда пора было возвращаться в лагерь, заместитель командира отряда Дмитрий Гимс отошёл от основной группы несколько в сторону. Чутьё не подвело его – практически сразу Дмитрий наткнулся на фрагменты человеческих останков. Находились они метрах в 150 в стороне от родника.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спустя месяц, после всех согласований, небольшой отряд из пяти человек выдвинулся в район предполагаемого места захоронения советских военнопленных. После нескольких часов работы были обнаружены скелетированные останки четырёх человек.

На воинском кладбище

16 апреля на место массового захоронения приехали бойцы 90-го отдельного специального поискового батальона. Ежедневно здесь работают от 20 до 30 солдат. Работают они археологическим способом, то есть, окапывают останки так, чтобы не ходить по ним.

За две недели совместно с поисковиками они обнаружили останки 53 красноармейцев. Разведка показывает, что их будет больше. Найден также медальон пленного за номером 1477, ложка и два смертный медальона. Оба, к огромному сожалению, пустые.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Большинство погибших без одежды и обуви. Единственные сапоги, фрагменты ремней, пряжек, пуговицы – максимум, что удалось найти.

Сегодня, 27 апреля, к работам полномасштабно присоединились бойцы поискового отряда «Ягуар». И военные, и поисковики будут работать на месте до тех пор, пока не поднимут останки всех погибших военнопленных.

После эксгумации их захоронят на воинском мемориальном кладбище в посёлке Шапки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вернуться к списку новостей
Вверх